Много шаблонов для WordPress на wordpreso.ru; полезные заметки о веб-разработке на Druweb. Читайте документацию на сайте, Русский Drupal.
Вы просматриваете: Главная > На вкус и цвет (критика) > Обзор сборника Шпаги и шестеренки

Обзор сборника Шпаги и шестеренки

 

Будучи неравнодушной к стимпанку и всякого рода его ответвлениям, я просто не могла пропустить сборник «Шпаги и шестеренки». Тем более что имена некоторых авторов мне знакомы, а незнакомые сумели заинтриговать. Итак, насколько плавно вращаются шестеренки, и так ли остры словесные шпаги?..

Осторожно! Может содержать спойлеры!

Владимир Венгловский «Дети луны и тумана»

И шпаги, и шестеренки. В первом же рассказе сборника, под классической луной в не менее классическом лондонском тумане бродят, запертые в Городе, странные создания, гибриды плоти и металла. Живут — вроде как. Живут одной целью — вырваться из цепей и пут городских улиц. А сам Город… Странный мир, где только и способны существовать восставшие из мертвых, «запертые за проводами и шестеренками» полу-люди. Невольно проводятся параллели с кэролловской «Алисой». Безумный Часовщик, удивительные пауки-механизмы, и сама Алиса-Бетти. В рассказе хватает всего — и дуэльной эстетики, и описаний механизированных тел, и трогательных моментов. Все сбалансировано и при этом — живо. Ощущается отчаяние загнанных в ограниченное пространство Города. Чувствуется боль героя, и действительно жаль несчастного Часовщика. Сильно. Атмосферно. Проникновенно.

Грэй Ф. Грин «Песня для наследника»

Первые несколько страниц я прочла запоем. Тот редкий случай, когда не продираешься через текст, а скользишь по нему, и не хочется ничего «проглатывать», а уж тем более — читать по вертикали. Вызывал недоумение только загадочный «Кетополис», постоянно противопоставляемый грозным китам. Но я списала это чувство на тот факт, что «Песня…», согласно аннотации, является фрагментом романа-мозаики.

Рассказ написан с точки зрения маленького Михельке и поневоле возвращает в детство. Только детство это не совсем обычное, а королевское. И решения, которые принимает будущий правитель, тоже отнюдь не детские. Сам ли он решил подвергнуться рискованной и сложной операции, соблазнили ли его заманчивые обещания Макса, и была ли причиной всего инфлюэнца — эти вопросы остаются открытыми, как бы приглашая собрать и другие «фрагменты мозаики».

Майк Гелприн «Механизм проклятия»

Яркий стиль в сочетании с совершенно скучным сюжетом и неизменным хэппи-эндом. Скелет-убийца, честно говоря, просто не лезет ни в какие ворота. Поначалу от рассказа ожидается что-нибудь действительно захватывающее, уж очень залихватское начало. А потом… Словом, остается только пожелать герою счастья со своей графиней и перелистнуть страничку. Чем еще нас порадуют «Шпаги и шестеренки»?

Вячеслав Бакулин «Андромеда для андромеха»

Трогательная история любви, легенда, наложенная на механизированную реальность. Игра слов, игра судеб. Игра гениального изобретателя с человеческой природой. Раскол всего мира — и объединение двоих. Пожалуй, здесь есть всё — включая тонкую иронию в описании реакции России на появление андромехов. И, конечно же, пробирающую, гармоничную концовку.

Вера Камша «Всё, не считая призраков»

Начинается рассказ с трогательно-ванильного мезальянса — обедневший герой и его нежная, охочая до деньжат возлюбленная. Как положено влюбленному, герой в упор не замечает алчности барышни, равно как и ее глупости, и готов свернуть все горы, горки и холмики на пути к желанной помолвке. Находится и ломик для сворачивания, а именно — забавный дядюшка, прикидывающийся безумцем ради собственного спокойствия. А далее — что-то в духе Джека Лондона: протагонист с верным другом-боксером медленно, неумолимо, но вымученно неторопливо добираются до клада. На их пути вырастает масса странных конструкций и неожиданных мелочей вроде трещащих портьер, которые никак не желают задергиваться. Конструкции и мелочи исчезают так же внезапно и бесповоротно, как и появились, оставляя недоумение относительно своей цели в рассказе.

Иногда спотыкаешься и о пеньки:

Молодой человек два вечера выслушивал, что надлежит сделать, но, не успела осесть поднятая увозящим дам экипажем пыль, умчался в Лондон на поиски спасителя.

И дело вовсе не в опьянении, которое, впрочем, передано совсем неумело (для сравнения — у тех же Стругацких описание хмельного состояния героя на порядок-другой естественнее и живее). Скорее, дело в неравномерной скорости развития сюжета — сначала повествование ползет медленно, как улитка по бетону, а потом события вдруг несутся вскачь. Неприятный, честно говоря, остается осадок. Концовка — обрубленная, резкая, догадаться о произошедшем можно, но, честно говоря, перечитывать, чтобы разобраться во всех тонкостях — желания нет. «Такое пишут все, зато никто не читает» — эта цитата из рассказа, пожалуй, здесь уместна.

Александр Золотько «Ловушка»

Была Салли — стала Лиззи. А потом снова Салли. Был Хайрем — стал Хайрам. Автор любит загадочные переименования, словно бы стараясь усилить этим налет мистики. Или запутать читателя, который и так потерялся в хитросплетении негритянской магии с паровыми машинами. Нет, безусловно, стервозная журналистка-ведьмочка весьма и весьма привлекательна, а бравая японо-американо-русская команда вполне способна и мышцами поиграть, и на полу эффектно поваляться. Но этого явно недостаточно моей вредной натуре.

Блошки:

У буров очень большие семья

Лейтенант с бронепоезда выхватил саблю, одним ударом снес голову сержанту-морпеху и бросился к Егорову. На его пути вдруг возник Дежон. Из трости француз выхватил шпагу, перехватил клинок лейтенанта… «Хватать», конечно, слово резкое и вроде как передает стремительность боя, но не трижды же подряд. Да и разговорное «вовнутрь» тоже не способствует усилению позитивного впечатления от рассказа, равно как и «альтметр». Словом, «и раз… и два… и три…» Над открытой концовкой можно было бы пофантазировать, и желание такое действительно возникает. Но общее впечатление от рассказа весьма сдержанное.

Элеонора Раткевич «Министру требуется вор»

Доктор Роджер Мортимер никогда не завтракал в анатомичке. Крошкам от сэндвичей нечего делать на прозекторском столе.

Таким оптимистичным заявлением начинается рассказ. Удивительно, конечно, чистоплотный попался доктор… пардон, патологоанатом. Или брезгливый. А то ведь прозекторы сплошь и рядом кушают над развороченными трупами.

Ну да Ктулху с ним (о Ктулху, кстати, ниже). Гораздо интереснее, чем доктор-вампир, оказался виновник всей заварушки. На этот раз спойлерить не хочу, а хочу выразить восхищение и юным виновником, и мастерством автора — уж очень сильный акцент сделан именно на внутренних переживаниях. Я это всегда ценила и ценю. Да и само преступление оказалось запутанным и закрученным в меру, как раз настолько, чтобы почувствовать вкус настоящего расследования с его тонкими, почти неуловимыми ниточками следов. И все же, на мой взгляд, вампир тут лишний — хотя если рассказ является частью какого-то цикла или мира, то, как говорится, почему бы и нет?

Владимир Аренев «Клювы и щупальца»

Любят все же некоторые авторы альтернативную историю, ох как любят… Какими только качествами не наделяют они великих людей прошлого, в какие только передряги не запихивают их. Дарвин в компании пришельцев — пожалуй, еще не самое странное порождение загадочных писательских умов. В конце концов, мимо очарования подводного Р»льеха трудно пройти равнодушным. Вот и появляются клювы и щупальца на палубе «Бигля», лезет из страшной пещеры чудовищный «ктулла», сходят с ума моряки и стреляются капитаны. С почтением к Г.Ф.Лавкрафту и безмерным уважением к зонду Curiosity — остаюсь удивленной и растерянной.

Владимир Свержин «Шаги коммодора»

Шерлок Холмс… Нет, зачем же? Пусть будет лучше загадочный Стивен Шейли-Хоупс, эсквайр. Как-то несолидно отвешивать прославленному детективу затрещины призрачной рукой, а безвестный эсквайр потерпит. От души можно похохотать над юморным привидением, неравнодушным к объему, простите, задницы пастыревой дочки и любящим потроллить незадачливых заклинательниц духов.

Сколько, оказывается, веселых вещей можно позволить себе после смерти! И запрещенную трубку покурить, и пнуть кого-нибудь, и гостей попугать. Да и дочь по волосам погладить всласть.

Забавный и легкий рассказ, этакий симбиоз незамысловатого детектива позапрошлого века и современной юмористической прозы. Мило и весело, паровые котлы — на месте, атмосфера соблюдена, все галочки расставлены. Один из лучших рассказов в «Шпагах и шестеренках», как по мне.

Антон Тудаков «Ex Lumen»

Рассказ-антиутопия с хорошим влиянием классики жанра. Суровая пародия на действительность: комендантский час, фараоны, ошейники, вместо развлечений — ядреная иероплазма по трубам и четкое безусловное разделение на высшую касту и чернь. Все именно так, как положено: чернь в дырявых халатах ютится по каморкам и зажигает газ на грязной плите, а правительство «на другой планете живет, родной» — за герметичным куполом. Чернь, необразованный расходный материал на химическом «топливе», пашет на заводах и услаждается грезами из цистерн. И, конечно же, чернь «бунтует» — под руководством выспренного Ланселота, старика в доспехах с паровым двигателем. Разумеется, не обошлось и без разгрома крепости высшей касты, и без пафосного поединка между Артуром и Ланселотом (кстати, зачем Артуру крылья на доспехе?), и без трагической гибели гигантов, и без блошиной фигурки Бобби, чудом уцелевшей среди хаоса битвы… Относительно непредсказуемым оказался разве что провал восстания, но, если принять во внимание общий настрой произведения, то ничего неожиданного здесь нет. Да и от всего рассказа так и веет духом «Эквилибриума», особенно мрачной и гнетущей атмосферой общества, в котором каждый — не более чем пыль под стопами гигантской государственной машины.

«Персиваль — мурло» не мог не порадовать, конечно =) Но больше всего впечатлил диалог Бобби с Джейн. Подарил надежду на возрождение — пусть и долгое, тяжелое, мучительное, но все же возрождение настоящей жизни из грязи и крови отжившей системы.

Из мелких блошек:

Бобби коротко охнул, и заковылял за фараонами.

Один из второстепенных персонажей, кстати, тоже носит фамилию Конвей, как и герой «Ловушки». Случайное совпадение?.. Или авторы «Шпаг и шестеренок» сговорились? 🙂

Сергей Раткевич «Похищение Мелоди Бринкер»

Эпиграф, каюсь, приняла вначале за тонкий намек на HL2.

Что до самого рассказа — юморной, забавный, задорный и… абсолютно не стимпанк. Я не против гномов, даже если их величают Кольтами-Браунингами, если они служат в полиции и носят чин полковника. В целом больше похоже на сказку — или на произведение из серии «детектив для школьников». Все хорошие герои — безусловно хорошие, все плохие вроде сэра Леонарда — безусловно плохие и получают по мордасам. Написано легко и не без огонька, но ничего запоминающегося и особенного я в рассказе, увы, не нашла.

Ника Батхен «Дело о механической птице»

Маленький детектив с простеньким сюжетом и великолепнейшими, сочнейшими картинами. Все, начиная от юной дочери лавочника и заканчивая изящными механическими птичками, выписано с теплом и любовью. На фоне финальной же сцены меркнет и незамысловатость истории, отходит на третий план тривиальность развязки. Ради этих нескольких страниц, где на берегу ледяного залива трепещет под ветром худенькая фигурка китаянки, где плещутся иссиня-черные волны волос, и притаился в валунах коварный убийца — ради них можно простить какие угодно недостатки. Но их у рассказа практически нет. Мало где можно встретить настолько проникновенные и яркие описания, такие, что способны перенести в выдуманный мир и помочь встать рядом с хрупкой героиней, незримой тенью следуя за ее фигуркой в цветастом ципао. Огромное спасибо Нике Батхен за то, что дала мне возможность побывать на том берегу!

Олег Кудрин «Союз справедливых» и дело Дейла Рухтры

… Есть рассказы интересные, интригующие, захватывающие. Есть рассказы спокойные, деловитые, плавные. Есть рассказы скучные, банальные, одноразовые. А есть — нечитаемые. Да простит меня доселе не известный мне автор, но этот рассказ я отношу к последней категории.

Около 80% «Союза…» я все же прочла, но последние страницы просто долистывала, проглядывая по диагонали. Возможно, любителям политэкономии произведение покажется интересным — как-никак, Карл с Фридрихом присутствуют, и свежий взгляд на отдельные моменты их жизни и работы — тоже. Но лично для меня этот рассказ не из тех, что «не может не нравится« (с).

Дарья Зарубина «К Элизе»

Без преувеличения скажу, что этот рассказ впечатлил меня больше всех в сборнике «Шпаги и шестеренки». Хотя называть рассказом довольно объемное произведение… Я бы, скорее, сочла «К Элизе» небольшой повестью, но это не суть. А суть в том, что я с искренним удовольствием листала страницы, полностью захваченная приключениями Механической (ой, механической ли?) девушки.

Окончание первой главки показалось резким, неожиданным, и я уже готова была рассердиться, приняв его за финал рассказа, но впереди ждала еще масса приятных сюрпризов — начиная от удачно подобранных цитат и заканчивая сложнейшими переплетениями трагических историй Мастера и его Элоизы. Рассказ оставляет огромный простор для читательской фантазии — причем именно для фантазии, а не для вопросов. Тут и загадочное оживление Элоизы, и странная сущность Миллера, и — неожиданно — пар там, где должно биться сердце, и кровь вместо машинного масла, и стремительное, так ярко и так глубоко описанное «психологическое взросление» героини, и много, много еще всего. Очень сложный и очень красивый рассказ-повесть. Как фиалка, выросшая посреди лондонских бедных кварталов.

Речь цветочницы, кстати, показалась немного наигранной, нарочито корявой:

Не имеете правов подозрения делать!

Хотя общее впечатление отнюдь не испортила, а лишь подчеркнула контраст между утонченной жизнью Мастера и грязью бедноты.

Элоиза не могла понять, как можно сохранить ясность мысли, не структурировав окружающих вещей.— пожалуй, такой ход мыслей близок и мне ?

Газеты не видят разницы между падением с велосипеда и крушением цивилизации. — несколько утрированная, но точная метафора удачно обрисовывает всю суть газетных «сенсаций».

Не обошлось и без блошек:

Элоиза дрожащими руками потянулась за «Дерринджером», который, как на зло, запутался в складках юбки. Когда она снова поняла голову, мастер исчез.

Она всегда с радостью сбегала с библиотеку.

Она подошла так близко, что приличия осыпались между ними, как осколки раздавленой лампы.(сравнение просто шикарно, безо всякой иронии!)

Признаться честно, я до сих пор нахожусь под впечатлением от рассказа — настолько полно автору удалось погрузить меня в атмосферу туманных кварталов, трагической любви и безумия…

Эйлин О’Коннор «Силки на крупную птицу»

И снова Шерлок Холмс с неизменным Ватсоном. Но на этот раз автор решил наделить великого сыщика еще и инопланетным происхождением, якобы объясняющим его гениальный ум. Что побудило так поступить — неизвестно, но мысль о невозможности существования гения именно человеческой мысли вне вмешательства ксеносов как-то покоробила. Впрочем, все герои, придерживающиеся этой позиции, выставлены в достаточно смешном и неприглядном свете. Сами не блещущие умом и потому страшащиеся всех, кто мало-мальски превосходит их интеллектом, и эта мысль блестяще вложена в уста инспектора Лестрейда:

— Пойми, мальчик мой, каждый, кто превосходит нас — враг. Ибо он показывает нам нашу ничтожность.

Порадовало произведение и другими запоминающимися высказываниями:

Из какого еще положения столь удобно ненавидеть человека, как из положения должника?

Никто не находится в такой опасности, как умный человек среди глупых.

Год жизни — это мало. Но год пыток — это очень много.

Следующее описание навело меня на мысль о том, что не всегда простое и примитивное — плохо, а сложное и запутанное — хорошо:

Карета быстро катилась по дороге, обрамленной величественными тополями. Вокруг зеленели поля, в кронах пели птицы. Вдалеке, на холме, возвышались две зубчатые башни поместья Кроули. Желтая дорога петляла под холмом, словно нить из клубка, запутанная проказничающим котом, и доктор вздохнул: поездка изрядно его утомила.

Что до самого сюжета — детективная составляющая преподнесена красиво, но впечатление несколько портит разговор инспектора и констебля. Мы сразу узнаем, кто убил несчастную вдову, и невольно начинаем следить не за ходом расследования, а за тем, как будет выкручиваться Холмс. А в том, что он избежит расставленных сетей, сомневаться не приходится. Впрочем, интрига о происхождении великого сыщика сохраняется до последнего. Автор преподносит любопытную «ложную концовку», открывая истинное лицо дор-орсейца вовсе не у того персонажа, на которого, вроде бы, все указывает. И под конец, на сладенькое, угощает читателя слегка приторным, но оттого не менее вкусным пряником:

Стать богом для другого существа или даже для многих — это не честолюбие. Беречь его, развивать в нем талант, вглядываться в него, как в обожаемое дитя… И всегда скрытно, всегда незримо! Они говорят — власть? О, нет! Самое близкое к этому чувство у людей называется любовью.

Остается надеяться, что этот пряник станет достойным ответом для людей вроде Лестрейда и Моррисона с их построениями о страхе и зависти, возведенными в ранг философии.

Роман Злотников «Севастопольское избиение»

Я погорячилась, отнеся к категории нечитаемых только рассказ о «Союзе справедливых». Впрочем, поначалу «Севастопольское избиение» мне показалось достаточно интересным. Если бы не громоздкие, да нет, даже — громоздящиеся и наползающие друг на друга построения.

Герхард Кнаппе, худой долговязый немец, паровозный механик, исполняющий на «Аляске» обязанности механика судового, недовольно сморщился и, подойдя к переговорной трубе, вытер платком мокрое от пота лицо, после чего вынул из трубы затычку и надсадно проорал:

— Машинное слушает!

На первый раз я решила, что предложение просто неудачное — у всех бывает. Ничего. И далее все шло вполне нормально, даже «как не понукай» в общем-то не смутило. Но подозрение внутри уже зашевелились. И не зря.

Бернар недовольно фыркнул, с силой потер слегка затекшее лицо, после чего поднялся с бочки, на которой он устроился «чуть передохнуть», и, поправив фамильную шпагу, которую он, пользуясь расположением капитана флагмана французского флота, винтового линейного корабля «Наполеон», приходившегося старым другом его двоюродному дяде, благодаря которому он и получил назначение на этот новейший и красивейший корабль, носил вместо положенного по штату клинка, двинулся за матросом.

После этой удивительной конструкции я, к стыду своему, подумала — куда смотрели редакторы сборника? А спустя еще десяток страниц, на которых автор щедро расписывал, как «недоразумение имени князя Трубецкого» закидывает одиннадцатипудовыми ядрами бедные винтовые линкоры, я поняла, что читать просто скучно. Хотя не просто даже, а очень скучно. В рассказе я не нашла ничего, что тянуло бы листать страницы дальше — это, скорее, военный отчет выходца из села лейтенанта Поспелова.

В целом я, увы, не смогла подобрать к стилю автора лучших определений, чем «корявый» и «неумелый». Я вполне понимаю гордость за военную мощь Российской империи, понимаю и основную идею, незамысловато доносимую автором в сием произведении, а именно — Россия всех порвет. Но, увы, ни сама мысль, ни сюжет, ни слог, ни, собственно, цель, ради которой рассказ писался, не нашли во мне отклика. Странная для западников манера русских работать — банально. Фразы, которыми автор щедро наделяет смешанную команду, — избиты.

Да куды руки суешь, тятеря! Сюды тяни!

Убери паровые машины с «Аляски» — и куда денется стимпанк? Да и был ли он тут? Было, скорее, желание втиснуть рассказ о военной силе России, вполне вписывающийся в актуальную действительность, в рамки сборника «Шпаги и шестеренки».

Дмитрий Силлов «Бретёр»

Начало рассказа наводит на… тьфу ты, ну ведь опять Ватсон! Хотя нет, все же наводит — возникает предвкушение чего-то этакого: туманная ночь, пустые улицы Лондона, звон клинков… А, так это уже было в первом рассказе.

А здесь у нас дымная комната с весьма неважным освещением, в которой, однако, хорошо видны и веки, и брови, и челюсть вошедшего незнакомца. Не говоря уж об оттенке блеска его мехового воротника и степени бледности лица. Спишем на дедуктивный метод.

А еще у нас здесь все та же смесь крови и машинного масла, механоиды в обличье живых людей (м-м, терминаторы конца позапрошлого века, однако) и, конечно же, на закуску — триединство составляющих «русского величия». Написано сочно, читается легко, но впечатление — не более чем на среднем уровне. Ни по сюжету, ни по обманутым ожиданиям, увы, этот рассказ из сборника «Шпаги и шестеренки» ничего нового и запоминающегося мне не предложил.

Хлебные крошки:

В целом — стимпанк стимпанком, но мир сборника «Шпаги и шестеренки» какой-то уж больно однообразный. Всюду упоминается Левиафан, Великобритания, Трансвааль… Штампы так и лезут в глаза, даже фамилии героев одинаковые, не говоря уж о самих персоналиях. Если стимпанк — то обязательно какое-нибудь паровое извращение, обязательно Британия и непременно дирижабли. Все эти атрибуты, конечно, уместны, и без них вообще никак, как без трости, на которую опирается каждый второй, но иногда хочется разнообразия. У некоторых авторов сборника «Шпаги и шестеренки» это разнообразие как раз и получилось привнести, а некоторые несколько переборщили. Наверное, чтобы писать действительно в духе паровой эпохи, нужно проникнуться ею. А так местами напоминает рассказ для конкурса — тематика строго задана, поэтому найдем и отметим для себя основные моменты, которых и станем придерживаться. Авось прокатит. Прокатывает, но — не всегда интересует.

Май 2015

В ближайшее время:

Заброшки России — продолжение

Заброшенные храмы, финский укрепрайон, старинные дома — краткий обзор интересных, но, увы, покинутых местечек России.

Волконский дольмен (фотоотчет)

Волконский дольмен

Загадочный памятник культуры мегалита (Лазаревское лесничество, Сочинский национальный парк). А также минеральный источник и традиция «поддерживать» горы. […]

Продолжение «Цикла 321» — часть 2

Первый том завершен, второй готовится! Предыдущие главы и хронология доступны в разделе «Цикл 321». Читайте на здоровье […]

Свирское ущелье (фотоотчет)

Пруд с кувшинками - блог LioSta

Великолепные фотографии живописного Свирского ущелья (район Сочи): водопады и горные озерца, крохотные обитатели ущелья и многое другое! […]

Гребаные перлы

Йети на блоге LioSta

Подборка шикарных перлов с просторов Сети. Первые позиции в поиске. Гениальные заказчики и подрядчики, смешнявочки из проектов. […]

Инструкция по получению бесплатного контента

Вам лень потратить 5 минут на изучение моего портфолио. Почему мне должно быть не лень тратить час […]

Осторожно: крохоборы! (выбор заказчика)

Figmentum-LioSta blog

Рабству — бой! Нехитрые приемы обмана начинающих (и не только) текстовиков: учимся распознавать и противостоять. Выбираем платежеспособных и надежных […]

Присоединяйтесь, у меня всегда есть что-нибудь новенькое =))

Ваш e-mail:

Нажимая «Подписаться», вы принимаете пользовательское соглашение и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.


▲▲▲ Хочу читать новинки ▲▲▲
Вы можете найти этот пост по запросам:
• Сборник Шпаги и шестеренки
• Шпаги и шестеренки

А можете просто сохранить себе на стенку 🙂

  • Факт: оставить комментарий займет у вас столько же времени, сколько нужно, чтобы съесть бутерброд. Считайте, что вы его съели, оставляя сообщение!

Понравилось? Забирайте на стенку!

Присоединяйтесь к паблику Вконтакте, если вы еще не с нами!

ПлохоПойдетСреднеХорошоОтлично (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Метки: , , ,


Оставить отзыв

Чтобы оставлять комментарии, вам необходимо войти.

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.