Много шаблонов для WordPress на wordpreso.ru; полезные заметки о веб-разработке на Druweb. Читайте документацию на сайте, Русский Drupal.
Вы просматриваете: Главная > Мистика > Небесный рандом

Небесный рандом

Весь день меня преследовала непонятная, но противная боль в спине. Поначалу я списала это на работу, однако даже активная разминка не дала эффекта. В мозгу копошились названия болячек, пока я растирала лопатки массажером. Тьфу, напасть. Мои познания в медицине уверенно стремятся к нулю, а врачей недолюбливаю с детства. Неужели придется идти?..
Однако идти не пришлось. К вечеру проглоченные таблетки пенталгина погрузили меня в состояние вялой пофигистичности. И потому я не сразу обнаружила, что лежать на диване мне как-то совсем неудобно. А если точнее — то я падаю на…
Не успев осознать, что происходит, я мешком повалилась на ламинат, приложившись коленом. Попыталась подняться, но вместо этого снова оказалась в положении «мордой в пол». Хороши были таблеточки, подумала я, обалдело наблюдая, как движется диван по ламинату.
Моя вторая попытка встать привела к тому, что диван шарахнулся вбок, а до меня, наконец, дошло — его что-то отталкивает. Краем глаза я видела нечто белое и пуши… нет, все же в перьях. Легких, воздушных и совершенно непонятно как оказавшихся в моей гостиной.
Я повернулась, чтобы разглядеть новоявленную птицу, но перья с той же скоростью исчезли из поля зрения. Медленное поворачивание головы тоже ничего не дало — птица попалась из пугливых. Тогда я сдвинулась в сторону и заглянула в огромное зеркало.
Птицы не было. В зеркале отражалась только я. И за моей спиной колыхались два огромных, кипенно-белых крыла.
Нет времени читать? Скачайте книгу бесплатно и читайте, когда вам удобно! (формат fb2) Первые мгновенья я тупо таращилась в серебристую гладь, пытаясь как-то соотнести сказочные образования с обыденностью окружающей обстановки. Крылья меж тем легонько подрагивали. Может, шутка? Кто-то из друзей пробрался, прицепил мне эти нелепые штуковины, а сам сидит в шкафу и ржет в кулак…
Я попробовала пошевелить крыльями. Левое осталось в том же положении, а правое вдруг взметнулось, сшибая с настенной полки ряд вазочек. Резкая боль в лопатке убедила меня в том, что это не прикол.
Крылья действительно принадлежали мне.
Я запаниковала, но быстро взяла себя в руки. У каждого события есть причина. Как у болезни, всплыло в голове. Значит, будем искать. Но прежде займемся насущными вопросами.
На то, чтобы научиться ходить по комнате, ничего не сбивая, у меня ушел час. Я расколотила все вазы, уронила пару картин и перевернула столик. Крылья слушались плохо. Складывалось ощущение, что мне к лопаткам прикрепили пару тонких, но тяжелых листов металла, которые из-за чрезмерной гибкости гнутся в любом направлении, кроме нужного.
Вторая проблема заключалась в одежде. Неведомо как проросшие крылья напрочь изодрали рубашку, а надеть что-либо взамен не давали упорно. Фигня эти крылатые герои в плащах, пыхтела я, извиваясь. Наконец мне удалось влезть в борцовку, и я плюхнулась на диван, не забыв зацепить крылом очередную картину.
Сидя всегда легче думается — меньше поводов для отвлечения. Да и с крыльями совладать проще.
Поток мыслей прервала трель мобильника. С дисплея подмигивало Сашкино лицо. Совсем некстати… Я заметалась, а рука машинально нажала «ответить».
— А?.. — вышло неприветливо, но Сашок не обратил на такую мелочь внимания.
— Ленок, привет! — позитивный голос ворвался мне в ухо, — как оно, что творишь?
В этом весь Сашок. Ему всегда и везде хорошо. Душка-симпатюшка, заводила компании, не пропускает ни одной вечеринки. Злые язычки подружек шепчут, что донжуанит, но верить не хочется.
— Э-э… — я представила, как обрисовываю ситуацию с крыльями, и содрогнулась. — Так себе. Приболела.
Наверно, опять потащит на пати… Я содрогнулась снова — в моем виде только Хэллоуин праздновать.
— Вечером в «Крышку» пойдешь? — вопросил Сашок, и я поняла, что угадала. Впрочем, предсказуемость Сашка, видимо, огорчала всех, кроме его самого.
— Нет, Саш, ты извини, но я… не в форме.
— Да брось! Давай, весело будет!
— У меня температура под сорок, — врать Сашку всегда было легко — по доверчивости он мог соперничать с новорожденным котенком. Причем котенок проигрывал.
— Так, может, тебе доктор требуется? — в голосе Сашка зазвучали игривые нотки, — ты скажи только, я могу, ты ж знаешь…
— Саш, я серьезно, — я подумала и добавила:
— Эта дрянь заразная, от нее прыщи по телу. И башку ломит.
— Уу… — Сашок сразу увял — себя он любил неимоверно. Я даже порой ревновала. — Ладненько, выздоравливай! Чао!
И отключился с такой скоростью, будто воображал, что неведомые бациллы уже мчатся к нему.
Отвязавшись от дорогого-возлюбленного, я вздохнула с облегчением — но ненадолго. Проблему с крыльями надо было решать. С таким украшением даже на улицу не выйти. Но, прежде чем я это сделаю, грех не осуществить детскую мечту…
***
Первый ночной полет оказался ужасным. Едва научившись ходить с новым «придатком», я вообразила, что легко освою науку парения в воздухе. К счастью, я всегда была благоразумной и для первого старта избрала невысокий холмик — с которого и скатилась кувырком. Крылья волочились за спиной, нелепо болтались при попытке взмахнуть ими, и я мгновенно выбилась из сил.
Второй и третий старты не отличались от первого. После часа тренировок плечи горели, а я так и не смогла подняться в воздух. Непослушные крылья бились вразнобой, хлопали друг о друга и о мою несчастную спину, лупили меня по ягодицам и даже по затылку.
Но моя настойчивость принесла плоды, и к утру я сумела взлететь. Душистый предрассветный воздух обтекал тело, пока я размахивала крыльями как ополоумевшая птица. Мне удалось пролететь несколько секунд, после чего я рухнула в ряды молодой пшеницы.
С этой ночи полеты стали регулярными. Я ощущала, как крепнут крылья и как все проще становится взлетать, жила от ночи к ночи, забыв обо всем. Но спустя неделю припасы в доме подошли к концу.
Нечего было и думать о том, чтобы посетить местный магазин в таком виде. Крылья не умещались даже под просторной накидкой. В памяти всплыл недавний разговор с Сашком — и у меня родилась шальная идея…
***
— Эй, смотри!
-Глянь, а!
— Вай, ангелочек! — неслось со всех сторон. Гоповатые парни в трениках забросили свои семки, вовсю растягивая прокуренные рты. Я сцепила зубы и ускорила шаг. Проволочный нимб колол затылок, а нелепая хламида, скроенная из старой простыни, парусила на ветру. В таком виде мне почти удалось добраться до магазина, когда, свернув за угол, я столкнулась с бугаем в телесного цвета кожанке.
— Ух, какая, — протянул он, — спешишь?
Я попыталась обойти бугая, но он, казалось, загородил собой всю улицу — невероятно огромный, настоящий великан.
— На карнавал собралась? — ощупывая меня взглядом, поинтересовался бугай. Ничего хорошего его вид не сулил.
Я обернулась. Сзади ехидно скалились молодчики в «абибасах». Отступать было некуда — и я взмахнула крыльями.
Тугие потоки воздуха ударили в лицо. Крылья работали слаженно, и я чувствовала, как быстро набираю высоту. Молодчики с раззявленными ртами остались внизу, в пестром месиве крыш, над которыми я неслась, объятая ужасом и восторгом. Показалось вдали знакомое поле, и я устремилась к нему. Подо мной мелькали дома и дороги, теплое солнце грело макушку, и ветер шуршал в волосах, а я летела — и это было чудесно…
Пока я не услышала шум позади.
Обернуться на лету оказалось непросто, я едва не упала, беспомощно завертевшись в воздухе. А когда выровнялась, то увидела, что меня нагоняет тот самый бугай.
Кожанки на нем уже не было, а сам он оказался никаким не бугаем, а субтильным мужчинкой, за спиной которого равномерно и мощно работали два бланжевых крыла.
Я рванулась, но совладать с порывом ветра не смогла. Летун нагонял, а я билась бабочкой в сачке, пытаясь ускориться. Не прошло и минуты, как преследователь оказался рядом; его ладные крылья застыли, ловя восходящий поток.
— Почувствуй движение воздуха, — посоветовал он, наблюдая, как я трепыхаюсь, — он сам несет тебя. Расслабься.
Несмотря на доброжелательный тон, я нервничала.
— Я Костя, — представился летун. — Хороший старт ты взяла.
— Лена, — буркнула я.
Мы зависли высоко над землей, под нами змеилась рыжая лента грунтовки. Мне вдруг показалось, что от нее нас отделяют сотни километров, внутри задрожала жилка страха, уставшие плечи свело.
— Давай вниз, — пробормотала я.
Костя кивнул и закружился, поводя плечами. Я спускалась медленно, и он, снижаясь по спирали, страховал свою новую неуклюжую знакомую. Несмотря на охвативший меня ужас, приземление вышло благополучным — хоть и неэстетичным.
— Классный наряд, — похвалил Костя, пружинисто опускаясь рядом.
— Спасибо, — проворчала я и выпутала ноги из простыни.
— Поговорим? — предложил летун, аккуратно складывая крылья.
— Ты преследовал меня, — теперь, когда страх отступил, во мне прорвалось возмущение.
— Я тебя нашел, — парировал Костя, — это как бы моя обязанность.
— Находить крылатых девушек?
— Вроде того. Вообще этим занимается Миша, но сейчас он в отпуске. Так что за ангелов-новичков отвечаю я.
— Ангелов?.. — ноги подкосились, и я плюхнулась рядом с Костей.
— Угу, — кивнул тот, — будем знакомы: рядовой ангел Константин. А ты, значит, Елена. Добро пожаловать в наше сообщество.
Я быстренько перебрала в уме свой небогатый опыт приобщения к религии.
— Но я не святоша! — вырвалось у меня, — и в церкви уже лет десять не была!
— Не надо про церкви, — поморщился Костя, — хочешь или нет, кто-то должен делать неприятную работу.
— Какую еще работу?!
— Все это, — Костя повел рукой, широким жестом охватывая поля, дорогу и поселок на горизонте, — весь мир — его дом и его сад. И мы, люди, раз уж здесь квартируем, должны как-то это отрабатывать. Следить за чистотой, прибирать мусор, подстригать газоны. Образно, разумеется, — добавил он, заметив мои расширившиеся глаза, — наводить в мире порядок не так уж трудно, увидишь.
— Но я не хочу! Не желаю таскать эти дурацкие крылья, не имея возможности нормально жить… Почему я? Кругом полно набожных людей!
— Выбираю не я, — повторил Костя, на этот раз — с грустинкой. — А что до жизни… Я же живу. И Миша живет, до архангела дослужился, не жалуется. И десятки других живут среди нас, я тебя с ними еще познакомлю. Классные ребята, хоть и с закидонами.
То ли от солнца, то ли от бредовости происходящего у меня закружилась голова.
— Слушай, Костя… А давай ты это… Скажешь, что меня не видел, ладно? И найдешь кого-нибудь другого. А крылышки мои чик-чик, и разбежимся… По рукам?
— Нет, — Костя понимающе улыбнулся, — выбираю не я, и этот выбор окончателен. Увы, Елена, тебе не повезло.
— Небесный рандом, — вслух подумала я.
— Что-то вроде, — кивнул Костя, — но нам неплохо платят — полный соцпакет, возможность карьерного роста до архангела и халявный пропуск в рай.
— А уволиться можно? — в тон ему спросила я.
— Конечно, — не моргнув глазом, ответил Костя, — и уволиться можно, и тебя могут турнуть. Про падших ангелов слышала? Говорят, несладко там, внизу.
Он кратко перечислил мне мои новые обязанности: следить за духовной чистотой, предотвращать моральные падения людей, наводить порядок в их душах (я сразу представила себя с веником в руках) и тэдэ, и тэпэ.
Я машинально кивала, а в голове неотвязно вертелся вопрос.
— Слушай, Костик, — наконец решилась я, — если ангелы… то есть мы — делаем все это — тогда почему в мире столько грязи?
— Маловато уборщиков, — без тени улыбки ответил ангел, — а если серьезно — то дело в природе. Подумай, что будет, если с месяц не ухаживать за клумбой.
Я живо представила заросли сорняков.
— Вот-вот, — кивнул Костя, будто прочтя мои мысли, — он умелый садовод, но слишком идеалистичен. И его сад чересчур велик. А, между тем, мир — это совсем не безукоризненный порядок. Каждый сорняк играет свою роль в природе и нужен ей. Но он любит красивые цветы, а не сорную траву. Вот и стараемся как можем…
Спохватившись, он еще долго, как заправский рекрутер, перечислял мне плюсы ангельской службы — а я ощущала, как моя прошлая жизнь уплывает куда-то под неторопливую речь Константина…
***
— О чем задумалась, мой ангел?
Голос Сашка вывел меня из оцепенения. Дежа-вю… кошмарное дежа-вю длиной в неделю. Я взглянула на часы. Прошло минут пять, не больше. Я валялась на диване в гостиной, а Сашок, сидя рядом, попивал горячий чай.
— Ты… откуда здесь?
— Забыла? — Сашок лучезарно улыбнулся, — я тебе звякнул днем, ты такая хмурая была, вот я и решил приехать, поддержать.
Мой взгляд переполз на пенталгин на тумбочке. Упаковка была пуста.
— Аа… — в памяти всплыло дневное недомогание.
— Так что? — спросил Сашок, — махнем в «Крышку»? На крыльях любви и счастья, а?
На крыльях… На крыльях, конечно… Еще не зная, что ему ответить, я вдруг с ужасом ощутила, как ломит лопатки, и нечто натягивает рубашку на спине…

Понравилось? Забирайте на стенку!

Присоединяйтесь к паблику Вконтакте, если вы еще не с нами!

ПлохоПойдетСреднеХорошоОтлично (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Метки: ,


Оставить отзыв

Чтобы оставлять комментарии, вам необходимо войти.

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.