Пролог

Когда Господь сотворял человека,

он даже не думал о том, что будет,

когда человек сотворит… бога.

(ориг. «Когда Господь создавал человека,

он даже не думал о том, что будет, когда человек

сотворит… порох (с) Digimortal «Порох» [1]

«Бомба» тикает. Тикает так громко, что кажется, будто этот звук заглушает даже рёв проносящихся мимо машин. Так громко, что все вокруг просто обязаны это услышать. Остановиться. Обернуться…

Люди проходят мимо. Улица запружена ими – как всегда в пять часов пополудни. Они задевают плечами, толкают, обгоняют, без конца поглядывая на наручные SMP – смарт-проекторы послушно бубнят новости, зачитывают сообщения и листают превью топовых каналов. Дешёвые клеёнчатые плащи чиркают по куртке, дым от синтетических сигарет щипает нос. Их взгляды скользят мимо, пустые, как и их головы.

Они не слышат. Те, кто способен различить тиканье часов в гомоне городского центра, вряд ли появятся засветло.

«Бомба» тикает.

Зеркальные двери мягко расходятся, сшлепываясь за спиной с сочным чмоканьем резиновых уплотнителей. В огромном вестибюле кипит жизнь – жизнь прилизанная, гладкая, холёная, но такая же спешащая, как и снаружи. Та, что с утра влезает в деловито-покорную оболочку и сбрасывает её, словно гусеница, едва часы пробьют заветные восемнадцать.

Прозрачные листы громкоговорителей –  углеродных нано-трубок, заменивших обычные стёкла – оглашают вестибюль хорошо поставленным голосом диктора. «…Проявляемый к северным странам интерес поистине небывалым. Туроператоры, работающие по направлениям Исландии и Гренландии, отмечают резко возросший поток туристов, что странно в этот несезонный период. По их словам, наибольшим спросом пользуются бюджетные варианты с проживанием в дешёвых отелях и минимумом экскурсий. Специфична и аудитория туров – молодые люди без определённого рода занятий, часто принадлежащие к различным полулегальным группировкам. Что это – новый туристический тренд? Или нечто иное?..»

Наручный смарт-проектор отсчитывает секунды. Старые часы, пара бутылок с газировкой, металлическое «яйцо» портативного вычислителя – в висящей на плече сумке ничего подозрительного. Ничего, что могло бы заставить сработать детекторы у лифтов.

Сердце частит, желудок поджимается к горлу – но широкие хромированные створки остаются сбоку, а датчики по-прежнему молчат.

SMP выбрасывает на запястье светящиеся цифры. 17:03:59.

Ещё есть время. Целых одиннадцать минут. Одиннадцать минут на то, чтобы спасти одну жизнь.

Неприметная дверь с табличкой «Только для персонала» легко подаётся, и хаос вестибюля остаётся за спиной. В прохладном коридоре никого.

Память воспроизводит сбивчивые наставления: несущая колонна сразу у выхода… разместить «бомбу» вертикально… аналоговый таймер… В запасе будет меньше минуты – до того, как «бомба-яйцо», мощный осциллятор, всунутый в оболочку переносного вычислителя, сработает.

Пять сотен килогерц в одной маленькой коробочке.

Пять сотен человек на каждом из двадцати двух этажей.

«Яйцо» балансирует в руке, покачивается – тяжёлое, опасное, будто спящий хищник. Овальная кнопка на верхушке почти сливается с гладким корпусом.

Установить осциллятор ровно в 17.15. Аварийный выход – в полусотне метров по коридору…

На руке горят голографические цифры. 17.05.

Палец замирает, не коснувшись кнопки.

Время есть. Если Молчунья не солгала – время ещё есть…

Сумка летит в угол, и рука жмёт рычаг пожарной сигнализации.

Десять тысяч жизней за одну – всё же слишком много.

Вспыхивают аварийные табло, коридор заливает тревожно-алым светом. От надрывного визга закладывает уши.

Сквозь стекло служебной двери видно, как жизнь в вестибюле превращается в хаос. Потоки людей со всех лестниц вливаются в бурлящий ад, кипят и кружатся, и, наконец, «Дж. П. Морган Плаза» – не самый крупный, но самый известный бизнес-центр Олд-Йорка – начинает извергать человеческую реку наружу.

Еще десять минут. Пять. Одна…

Ровно в 17:14 зеркальные двери брызжут веером сверкающих осколков, и в вестибюль влетает «Додж»-пикап. Машина пропахивает борозду в рядах карминовых лиц и встречается капотом с гранитной колонной. Скрежет металла тонет в криках.

Нет… неважно.

17.14.28.

«Яйцо» в приоткрытой сумке поблёскивает матовыми боками, зажатое между бутылками с газировкой.

17.15.00.

Палец опускается на кнопку.

Стрелка старых часов вздрагивает и медленно ползёт назад. SMP запускает обратный отсчёт.

Тридцать.

Служебный коридор тянется вдаль, мелькают мимо однообразные белые двери. Вспыхивает на стене режуще-зелёный указатель. Exit.

Двадцать.

Рёв пожарных сирен пульсирует, отдаваясь в висках. Дурацкий оранжевый плащ путается в ногах, вьётся о бёдра.

Пятнадцать.

Дверь аварийного выхода подаётся, летит на пол сломанная пломба на широкой ручке-рычаге.

Десять.

– Эй!

Окрик из-за спины заставляет обернуться. В конце коридора мечется долговязая фигура с перекошенным паникой лицом. Полы нелепой оранжевой хламиды – такой же, как прилипшая к ногам – колышутся бессильными крыльями. На шее в расхристанном вороте пульсирует люмо-тату, наливаясь краской в такт биению сердца – «Создатели Бога». Взгляд полубезумных карих глаз устремлён на приоткрытую сумку, рот округляется, превращаясь в алую «О».

– Какого хрена… Почему рацию не берёшь?!

Пять.

Взгляды перекрещиваются, и карие глаза распахиваются в пол-лица.

– А где девчонка?..

Ноль.

– Беги! – слетает с губ.

Сквозь распахнутую дверь врывается шум городской улицы.

Порыв ветра обдувает лицо – а в спину толкает сухая волна, переворачивает, руки упираются в землю, и в воздух вздымается пыль от оседающих позади стен.


[1] Ориг. «Когда Господь создавал человека, он даже не думал о том, что будет тогда, когда человек сотворит… порох» ( (с) Digimortal «Порох»).

(Visited 136 times, 1 visits today)
Поделиться:

Понравилось? Поделитесь мнением!

Ваш адрес email не будет опубликован.